четверг, 20 июня 2013 г.

22 июня - День памяти и скорби

22 июня мы отмечаем  трагическую дату в жизни нашей страны - День памяти и скорби.
На абонементе Центральной городской библиотеки вы, уважаемый читатель, сможете взять новую книгу, поступившую в фонд библиотеки, -  "Первый день войны. Трагедия 22 июня". Ее авторы – ведущие историки  Великой Отечественной войны Драбкин Артем Владимирович и Исаев Алексей Валерьевич (М.: Яуза, 2012).



22 июня 1941 года. Это воскресенье навсегда обозначено в отечественных календарях черным траурным цветом. Это - одна из самых страшных дат в нашей истории. Это - день величайшей военной катастрофы. Как такое могло случиться? По чьей вине гитлеровцам удалось застать СССР врасплох? Почему немецкой авиации позволили в первый же день войны безнаказанно расстрелять на аэродромах сотни наших самолетов, а многочисленные дивизии Красной Армии были смяты и разгромлены в считанные недели? Как случилось, что колоссальная военная машина Советского государства дала сбой в самый ответственный момент?.. Подробная, по часам и минутам, хроника трагических событий 22 июня 1941 года и анализ причин разгрома, воспоминания ветеранов и свидетельства очевидцев трагедии - в совместном проекте ведущих военных историков.

Из воспоминаний участников боевых действий:
3.45 Балтийское море. Потоплен пароход «Гайсма».
В 3.45, возвращаясь после постановки мин, 4 немецких катера у юго-восточного берега острова Готланд перехватили советский пароход «Гайсма», капитаном которого был Николай Георгиевич Дувэ. Судно следовало из Риги в Любек с грузом леса. Без всякого предупреждения пароход был обстрелян, а затем потоплен двумя торпедами. Радист Степан Савицкий в 4.15 в последний момент успел передать в эфир радиограмму: «Торпедирован. «Гайсма» тонет. Прощайте». Его радиограмма спасла несколько наших судов. Взрывной волной большая часть экипажа была выброшена за борт. Моряков, оказавшихся в воде, фашисты расстреливали из пулеметов. Погибло 6 чел. Было захвачено в плен 2 чел. Оставшиеся 24 члена экипажа через 14 часов добрались на шлюпке до латвийского берега, где похоронили скончавшегося от ран капитана.

3.50-3.55 Литва. Первый немецкий удар с воздуха по советскому аэродрому, атаке подвергся аэродром Алитус.
Воздушное сражение 22 июня было одним из наиболее интенсивных в истории войн. Символом первого дня войны стали удары немецкой авиации по советским аэродромам. Вспоминает летчик 165 истребительного полка Горелов Сергей Дмитриевич: «На аэродроме города Львова было сосредоточено три полка — около двухсот самолетов. И как раз на мой день рождения, в три часа ночи, нас начали бомбить. Мы все вскочили, побежали на аэродром, а там… Почти все самолеты были уничтожены или повреждены. Мой «И-16» не был исключением. Когда я подошел к нему, мне показалось, что он— скособочившийся, с отбитым левым крылом,— как будто смотрит на меня и спрашивает: «Где, ходишь? Какого хрена спишь?» Это была широкомасштабная операция, цель которой достигалась в ходе последовательных ударов по одним и тем же объектам. «Спящие аэродромы», превратившиеся в бензиновые костры в первые же несколько минут войны, — это штамп. Такие случаи, конечно, были. Например, в 66-м штурмовом авиаполку в районе Львова пилоты, сочтя воскресную тревогу учебной, прибыли на аэродром с опозданием. Результатом была одномоментная потеря 34 машин, более чем половины из 63 самолетов авиаполка.

4.05 Граница СССР. Начинается артиллерийская подготовка длительностью 20-30 минут на всем протяжении границы.
Из воспоминаний немецкого офицера-танкиста Оскара Мюнцелья: «Мощный артиллерийский огонь из тяжелых орудий разрывает клочья тумана. Тут и там за Бугом раздаются взрывы снарядов. В 03.15 по Берлинскому времени пехота начинает наступление. Для врага оно оказалось полной неожиданностью, и он почти не оказывает сопротивления… Форсирование Буга идет безупречно».

4.30-5.00 Граница СССР. Немецкая пехота, нарушив границу, перешла в наступление.
Вспоминает пограничник Анатолий Логинов: «Когда война началась, я как раз дежурил на заставе. Часа в 2-3 на большой высоте на восток прошли тяжелые бомбардировщики, «Юнкерсы». Около четырех открыла огонь артиллерия. Стреляла минут десять. Начальник заставы спрашивает: «Ну что, старшина? Война или провокация?» - «Война» - «Ну тогда занимай ты с бойцами занимай правый флаг. Будем воевать. Вскоре пошла пехота, не скажу, что валом. Оружие у нас было хорошее: два станковых пулемета, винтовки СВТ, 10-ти зарядные автоматически и один автомат ППШ, который был у меня. Дрались мы с ними примерно до 5-ти часов. Ребята ходили раза 3-4 в контратаку. В 5 часов из комендатуры с вестовым поступил приказ отставить Государственную границу и влиться в регулярные части Красной армии.
Книга иллюстрирована многочисленными  редкими фотографиями.


Сообщение подготовила Nadezhda

Комментариев нет:

Отправить комментарий